НОВОСТИ    БИБЛИОТЕКА    ЭНЦИКЛОПЕДИЯ    ССЫЛКИ    О САЙТЕ





предыдущая главасодержаниеследующая глава

Евгений Киндинов (Максимова Е.)

Киндинов Евгений Арсеньевич
Киндинов Евгений Арсеньевич

После выхода на экран фильма "Романс о влюбленных" трудно назвать другого молодого актера, который мог бы соперничать в популярности с Евгением Киндиновым.

Заметим, что критика, такая щедрая на похвалу картине, почти ничего не сказала об актере как исполнителе главной роли. Она предпочитала говорить о герое фильма Сергее Никитине, и разумелось, что одновременно идет речь и о Киндинове. Этот факт лишний раз убеждает в том, что нынешний успех Киндинова может стать в его актерской судьбе величиной со знаком плюс и со знаком минус. Шансы примерно равны.

На пике славы вообще удержаться трудно. Тем более трудно это популярному актеру, от которого зритель зачастую хочет одного: чтобы в следующей своей роли он был похож на себя предыдущего.

Прямые попадания в русло зрительских ожиданий столь же привлекательны, сколь и опасны. Да, они сулят успех массовый, успех огромный, но век такого успеха обычно короток.

Популярный актер быстро "обрастает" легендой. Сначала она работает на актера, но приходит час, когда "легенда" обращается против него. Актер хочет перестроиться, ответить на новые запросы времени, но не тут-то было. Он в плену у своей "легенды". Сломать стереотип зрительской установки на актера сложно. Легче дождаться другого зрителя. Уж какой успех имел Олег Стриженов! В конце пятидесятых - начале шестидесятых годов не было, пожалуй, актера, чья слава была бы громче. Фильм "Неподсуден" (1969) был последним ее всплеском. Смелая попытка О. Стриженова в фильме "Земля, до востребования" (1972) начать с нуля, ориентируясь на нового зрителя, успеха не принесла. А "легенда" осталась. Она жива в памяти того поколения, которое духовно формировалось под прямым воздействием "Овода" и "Сорок первого" - фильмов, где романтический герой Олега Стриженова открывал непривычные по тем временам сферы души человеческой...

Но помилуйте, возразят мне, а не рано ли говорить о "легенде" Киндинова? Есть ли к тому основания у актера, сыгравшего в кино всего-то пять ролей? Подумаешь, скупили все фотографии в киосках "Союзпечати"! Это ли основание для таких широковещательных заявлений!

Но что это были за роли? - спрошу, в свою очередь, я. Давай-те разберемся. И уже на основании фактов попробуем сделать выводы.

Евгений Киндинов - театральный актер. Он в труппе МХАТ, играет на его сцене, и учился он здесь, в школе- студии. Его дебютом был Яков Бардин во "Врагах" М. Горького, заметными работами стали матрос Рыбаков в "Кремлевских курантах" Н. Погодина и Валентин в пьесе М. Рощина "Валентин и Валентина", у него есть роль в спектакле "Сталевары", где он опять- таки играет рабочего. Отмечена критикой работа Киндинова в спектакле "Похожий на льва".

Молодецкая стать, косая сажень в плечах, как говорили в старину. Крупные, резкие черты, выражение силы, мужественности. Прибавьте к этому еще глаза поэта - большие, светлые, нервные, и портрет актера завершен в своих типологических чертах.

Пока что и театр и кинематограф, мне кажется, не продвинулись дальше первого взгляда на этого актера - взгляда внешнего и потому не открывающего глубины человеческого облика. Но данное замечание - не упрек, всего лишь констатация бросающегося в глаза факта. Пока что нет оснований говорить о том, что Киндинов "недопонят" кинематографом. Напротив, он понят и открыт им в той же мере, что и в театре. К слову сказать, это весьма редкий случай, когда театр и кинематограф в судьбе актера существуют "на равных", без противоречий. Возможно, еще впереди тот момент, когда служение двум музам обозначит диссонанс в его творчестве. Подобное противоречие диалектично, оно коренится в разности эстетической природы театра и кинематографа и становится ощутимым, когда уровень мастерства актера и степень творческого самовыражения достаточно серьезны, чтобы говорить о неиспользованных возможностях. А Евгений Киндинов - артист молодой и по возрасту и по художническому опыту. Его биография, как она сложилась на сцене и на экране, сегодня не дает повода сетовать на кинематограф даже за то, что он эксплуатирует типажные данные одаренного артиста. Кстати, всегда ли резонна эта традиционная претензия критиков к кинематографу? И резонна ли она вообще?

'Каратель'
'Каратель'

Актер кино начинается с "лица", с "внешних данных". И нередко "внешние данные", сама психофизическая структура бывает такой многозначной, что ее хватает на целую творческую жизнь.

Так что не будем винить кинематограф в том, что Евгений Киндинов варьирует из картины в картину один и тот же человеческий тип. Не станем упрекать в этом и самого актера: очевидно, что речь тут идет не об отсутствии мастерства, профессионализма, а о драматургическом материале сыгранных им ролей, точнее, о нравственном содержании этого материала.

Справедливее поставить вопрос так: что может актер в пределах, отведенных ему кинематографом? Как он проявляется? Как трактует тот человеческий тип, который персонифицирует его герой? Наконец, что нового открывает он в традиционной типологии, коль скоро она ему предназначена?

'Каратель'
'Каратель'

При этом, конечно же, надо держать в уме "предлагаемые обстоятельства". В двух словах они заключаются в том, что актер кино, как правило, находится в многократной зависимости от драматурга, от режиссера, от оператора, наконец, от "странностей кинопроизводства".

Скажем, дорогая актеру сцена может оказаться выброшенной в процессе монтажа. Больше того, случается, что роль превращается в эпизод. Это, конечно, крайности, и нам достаточно просто иметь их в виду. В конечном счете, актер торит свой путь в том материале, который ему предлагает кинематограф. Несыгранные роли, несбывшиеся мечты могут быть - они есть в каждой творческой судьбе. Не дай бог, если они исчерпывают судьбу...

Но начнем с самого начала, с дебюта Евгения Киндинова в кино.

Первым из кинематографистов, кто заметил Киндинова, тогда начинающего актера МХАТ, был режиссер Манос Захариас. В его фильме "Карательх (1968) Евгений Киндинов впервые появился на экране. "Каратель" Захариаса ставил ни больше ни меньше как одну из глобальных (хотя и традиционных) проблем мирового искусства - проблему нравственного выбора.

Действие фильма происходит в Греции в годы реакции. Евгений Киндинов играет парня по имени Вангелис. Вангелис несет воинскую повинность, как многие парни во многих государствах. Однажды на рассвете, в тот час. когда все окрест еще тонет в робком свете наступающего утра, его и других солдат вывели на плац. Стоя в цепи таких же, как он, Вангелис, послушный приказу, поднял винтовку к плечу и по команде "пли!" выстрелил в человека, чья рубашка смутно белела в рассветной мгле, а лица нельзя было различить совсем.

'Городской романс'
'Городской романс'

Оставалось одно утешение, что это не его пуля оборвала жизнь человека в белой рубашке: в цепи их было одиннадцать... Конкретная ситуация проработана в фильме в самых общих чертах: она, по сути дела,- тот современный фон, на котором вечная проблема выбора смотрится не "вообще", не абстрактно, а применительно к каждому из сидящих в зрительном зале. Именно к каждому. Потому что герой фильма -простой парень. Обыкновенный парень. Из тех, кто до армии слонялся по городу в обнимку с друзьями, слонялся без цели и без думы - просто жил, как живется. И все. А тут - задумался. И начался процесс духовного созревания личности. Киндинов хорошо играет эту роль.

Но нам сейчас важно обратить внимание не на игру дебютанта, который прекрасно справился с первой главной ролью, а на режиссерскую концепцию образа Вангелиса. В ней, как семя в косточке, заложено личностное начало актера Евгения Киндинова. Двумя словами его можно определить почти исчерпывающе: простой парень. Ибо простой парень для нас - это вполне конкретное понятие, имеющее и определенный . социально-нравственный смысл и исторический контекст.

Режиссеру Захариасу важно было показать, что проблема нравственного выбора, проблема "с кем ты?" рано или поздно встает перед каждым. И только имеющий мужество сделать свой выбор становится личностью становится гражданином.

Он и сделал своим героем простого парня, не отягощенного никакими проблемами вплоть до того туманного рассвета, когда волею установленного порядка парень стал карателем. И если на эту роль Захариас выбрал Евгения Киндинова, то, наверное, не потому только, что в лице актера "читается" эллинский тип (правильные черты, сплошная линия переносицы, разрез глаз и т. п.). Даже если это и имело значение, то не больше, чем знак: ведь Киндинов должен был играть не национальность, а определенное социальное сознание, скрытое за формулой "простой парень".

И коль скоро режиссер доверил дебютанту такую сложную роль, то, видимо, имел основания быть уверенным, что актер это сможет и что зритель ему поверит.

'Городской романс'
'Городской романс'

Последующая судьба Киндинова в кино лишь подтвердила, насколько верно понял режиссер его актерскую сущность. Прошло три года, и имя Евгения Киндинова, теперь уже не студента, а артиста МХАТ, появилось в титрах двух картин, вышедших одна за другой. Сначала это был "Городской романс", а потом - "Молодые". Врач-рентгенолог Никитин и рабочий- строитель Алексей - две ипостаси одного и того же типа, хотя, на первый взгляд, у этих персонажей нет точек соприкосновения.

Оба героя деиндивидуализированы: только в "Городском романсе" сделана попытка исследовать симптомы духовной деградации, а в "Молодых" тот же тип героя утверждался едва ли не как образец для подражания.

Врач Никитин в конце концов обретал себя в любви. Простодушная девушка Маша (М. Леонидова), студентка техникума, давала ему урок душевной щедрости и подлинной интеллигентности. После разрыва с Машей - да и разрыва-то, собственно, не было в обычном понимании, просто взяла она свой чемоданчик и вернулась в общежитие,- так вот, после этого Машиного поступка Никитин задумывается о себе, о том, что он такое, для чего он.

Никитин - врач и, следовательно, имеет высшее образование, слывет человеком "с запросами". Во всяком случае, Гогена от Ван Гога он отличает, чего нельзя сказать о Маше: она ничего не слышала об этих знаменитых художниках, а вот друзья Никитина говорят о них со знанием дела... Никитин и впрямь славный парень. Что он сделал плохого? Понравилась девушка, он ей - тоже, однажды осталась у него, а на следующий день пришла с чемоданчиком. Насовсем. Но когда Никитин показал ей необязательность их отношений, она ушла так же тихо, как и пришла - без слов, без слез.

'Истоки'
'Истоки'

Вот и вся история. В ней, правда, есть обещание счастливого конца. Никитин раскаивается, ходит за Машей, умоляет вернуться. А она - ни в какую. Гордая девушка.

Но финал сам по себе, а фильм сам по себе. В картине схвачены приметы того образа жизни, в котором угадывается определенное внутреннее состояние - бездуховность. При этом фильм далек от того, чтобы "разоблачать", "клеймить" и т. д. Задачи его куда более скромные: показать, как выглядит подобное явление в будничных одеждах, в житейских формах, в повседневности. Улица, квартира, поликлиника, детский сад - вот на каких плацдармах развивается роман Никитина и Маши. Роман, в котором она безоглядна, щедра и бескорыстна и в котором он - поначалу влюблен, потом - удивлен, позже - раскаян.

Евгений Киндинов играет эту роль мягко, ровно, словно на одной ноте.

Избранная им манера "выразительной невыразительности" выявляет сущность образа - отсутствие в нем яркой личности. Зрителю предложен некий стандарт внешнего и внутреннего облика современного молодого человека - вполне безобидный, даже привлекательный. Отдадим должное такой трактовке: болезни общества особенно живучи, когда принимают формы обыденности...

Сюжет "Городского романса" как бы зеркально отражен в "Молодых". Завязка похожая: случайное знакомство. Алексей и Женя (Л. Нефедова) знакомятся на танцах, тогда как Никитин и Маша - на улице. Дальше все наоборот, начиная с того, что в общежитии живет герой, а не героиня (а у нее - огромная квартира с домработницей и папа-генерал), и кончая авторской концепцией, согласно которой такие молодые люди, как Алексей, предлагаются чуть ли не в качестве эталона.

Алексей отслужил в армии, учится в вечернем институте и работает на стройке. Ведет он себя так, будто ему ведома "истина в последней инстанции", а за плечами - огромный жизненный опыт. Ни сомнений в правильности собственных действий, ни душевных мук: пришел, увидел, победил. Так на стройке. И с любимой девушкой тоже так. Любишь - живи в общежитии, раз твои мещане-родители против нашего брака. И не могу сказать даже, что тебе иногда не по себе, что по дому скучаешь, что проходящий под окнами поезд спать не дает... Не нравится - уходи, плакать не будем. Надо видеть, как воспринимает Алексей уход Жени. Что называется, ни один мускул не дрогнул на его лице. Никитин - тот, осознав, что потерял, по пятам ходил за Машей. Алексей - нив коем случае. Не позвонил даже. А Женя страдала, мучилась, к каждому телефонному звонку бегала. А потом, когда месяц прошел, не выдержала и к нему пошла. В общежитии ей сказали, что Алексей уезжает на стройку с комсомольским отрядом: торопись, еще успеешь! И Женя мчится на вокзал, где в кумаче знамен и транспарантов отыскивает любимого мужа.

Приглашение Киндинова в такой фильм на такую роль параллельно с "Городским романсом" кажется едва ли не парадоксальным. Аморфность, размытость Никитина и уверенность, сила Алексея... Сам актер говорил, что роль в "Молодых" привлекла его резким контрастом в материале, что в профессиональном отношении она была ему нужна. Наверное, так, но задачи, которые ставит перед собой актер в той или другой роли, не всегда соотносятся с объективным результатом и уж тем более - с режиссерской установкой.

А в данном случае установка была на обобщение - подобного рода отношений и подобного типа молодых людей. И постановщикам для этой цели понадобился актер Евгений Киндинов - его лицо, его повадка, его молодецкая стать.

'Старые стены'
'Старые стены'

Таким образом, выявляется как бы "несущая" черта актера - способность в одной роли отразить явление, представить тип. А это больше, чем характер. И потому Евгений Киндинов может одновременно выступить в роли обаятельного "антигероя" и в роли необаятельного героя. А отсчет идет по одной оси.

В картине "По собственному желанию" (1973), в которой нетрудно обнаружить следы той же эстетики, что и в "Молодых", есть к тому же смысловое совпадение. Только если строитель Алексей был влюблен в генеральскую дочь, то кузнец Костя полюбил балерину. Она крутила фуэте, но и он был виртуоз в своем деле. Такой артист, что кузнечным молотом орехи колол - это ему ничего не стоило. Такова экспозиция фильма. А мысль его сводится к тому, что можно быть рабочим человеком и читать наизусть Блока - это раз. Можно быть рабочим человеком по собственному желанию - это два. Роман с балериной входил в систему доказательств такого тезиса.

В этом фильме актеру пришлось совсем трудно: ситуации так фальшивы, конфликт так далек от жизни, что опереться просто не на что, разве что на самого себя. Очень тут пригодилась Киндинову и молодецкая стать, и косая сажень в плечах, и выражение уверенной силы в лице.

Роль Кости, сыгранная вслед за Алексеем, уже выглядит попыткой привязать актера к определенному типажу. Такая тенденция сама по себе не так уж однозначно плоха, и не о том сейчас речь. В нашем случае важнее обратить внимание на другое. На то, что оба фильма "тянули" Киндинова на амплуа социального героя, игнорируя историческую конкретность этого понятия.

Надо ли напоминать о том, что содержание самой формулы - "социальный герой"- очень существенно обогатилось хотя бы по сравнению с тридцатыми годами, когда это понятие вполне откристаллизовалось в искусстве?

Сегодня наши представления о социальном герое куда более широкие. Внешних канонов они вообще не имеют, так что "молодецкая стать" - это ныне скорее случайная, чем типологическая черта героя. И уж, во всяком случае, она, эта стать, непременно должна иметь проекцию в глубину: нам нужны не "опознавательные знаки" героя, но черты его духовного облика. По ним мы и судим о человеке.

Можно было бы и не обратить внимания на эти фильмы, не стань они ступенями актерского становления Евгения Киндинова. Трудно абстрагироваться от их нравственной сути, но придется. Потому что в этих лентах не мировосприятие актера складывалось и утверждалось, не нравственная программа его героя формировалась - в них "обкатывался" психофизический склад Киндинова. В них, если хотите и начала складываться его "легенда". Как-то незаметно из "простого парня" герой Киндинова стал "сильной личностью". Простого парня обстоятельства делают личностью ("Каратель"). Сильная личность волевым напором побеждает обстоятельства ("Молодые" и "По собственному желанию").

'Пой песню, поэт!'
'Пой песню, поэт!'

Евгений Киндинов балансировал между "простым парнем" и "сильной личностью", склоняясь к последней, когда режиссер А. Михалков-Кончаловский пригласил его на главную роль в фильм "Романс о влюбленных".

Можно сказать, что "Романс" сломал легенду о "сильной личности" и вернул Киндинова к исходному моменту - к образу, к облику, к мышлению простого парня.

Профессиональные высоты, взятые в этой роли, требуют особого разбора, но прежде всего отметим, что в своем выборе актера на эту роль режиссер опять-таки во многом руководствовался соображениями своих предшественников.

Есть некая монументальность в облике Киндинова, словно ему на роду написано представительствовать "от имени". Парень из толпы, без особых примет, и в то же время каждая черточка доведена в нем до той степени сгущения, когда из индивидуальной она становится общей, типической.

Режиссер увидел в артисте и незаурядный темперамент и эмоциональность. К тому же было нажито мастерство, необходимое для такой сложной роли. Евгений Киндинов блестяще справился со своими актерскими задачами в фильме, и режиссер писал, что просто не представляет себе другого исполнителя этой роли.

'Пой песню, поэт!'
'Пой песню, поэт!'

Однако восторги прессы относились по преимуществу к другим актерам. Думаю, тому есть объяснение.

И в этой роли общие, типологические черты все-таки подменяют индивидуальность. В отличие от роли Сергея роль Тани была намеренно индивидуализирована уже в процессе работы на съемочной площадке. Именно с расчетом на индивидуальность подбиралась и актриса. Елена Коренева - некрасивая красавица - тем и берет, что при всех обстоятельствах сохраняет всю полноту индивидуальности. В образе Сергея важно опять-таки, что он "один из многих", такой, как все.

Но "Романс" - первая картина, где Киндинов играет не только роль, но и судьбу, он проходит путь от романтически влюбленного юноши до зрелого мужчины, который вынес тяжелое испытание потому, что любил, и оттого полюбил еще сильнее. Потом он пережил крушение любви, духовную смерть и возрождение. Все этапы этого пути были прожиты актером на том пределе самоотдачи, когда перестает ощущаться игра. Даже такая условная сцена, как исступленный, почти безумный танец Сергея после объяснения с Таней, даже этот "поп-балет" в исполнении Киндинова выглядит естественно - так актерски убедительно сыграна, пережита огромная боль и любовь Сергея.

'Романс о влюбленных'
'Романс о влюбленных'

Что бы ни говорили о картине, но в одном она права: в чувствах. Она обрушивает на нас поток, просто водопад чувств, что непривычно для зрителя, который если и смотрит фильм про любовь, то принимает ее по большей части на веру: она сокрыта от глаз зрителя, уведена за кадр или же облечена в постные формы абстрактных рассуждений "по поводу" и "в связи".

Здесь же прямо во вступительных кадрах, еще до титров, первое, что мы видим - это лицо юноши, искаженное мукой любви. Камера долго задерживается на нем не для того, чтобы показать, какое красивое у юноши лицо. Вовсе нет, в эту минуту полного самозабвения его любимая отразилась в нем, словно в зеркале. И правда, камера отходит назад, и перед нами девушка - прямые волосы, челка, веснушки...

'Романс о влюбленных'
'Романс о влюбленных'

В первой серии Киндинов такой, каким мы его еще не видели на экране. Юношеская влюбленность героя трактуется им нестандартно: в герое Киндинова уже есть предощущение трагического исхода, и оттого так трепетна, так остра любовь.

Во второй серии общий рисунок роли как будто бы принимает привычные для актера очертания - это снова вариация "простого парня", одного из многих. Но здесь знакомый поворот, привычный облик осмысливается иначе - во-первых, полемично, во-вторых не столько в социальной, сколько в нравственной сфере. "Только влюбленный имеет право название человека" - эта блоковская мысль выражает пафос второй серии, да, пожалуй, и всего фильма в целом. Как только любовь Люды воскрешает Сергея, он перестает быть "таким, как все". Любовь созидает его, формирует в нем личность. "Я так тебя ждала, Сережа!" - говорит Люда ему - новому, воскресшему.

Итак, существует ли "легенда" Киндинова? Попробуем ответить на этот вопрос теперь, после того, как мы прошли по следам актера весь его пока короткий, но вполне результативный творческий путь.

Я лично думаю, что существует. Хотя бы потому, что зрители, нарасхват скупающие фотографии Киндинова, и в кинотеатр идут "на Киндинова". Хотя бы потому, что такие фильмы с участием Киндинова, как "Городской романс", "Молодые" и "Романс о влюбленных", имели поистине массовый успех.

Но есть одна оговорка. И оговорка существенная. Мне кажется, что "Романс о влюбленных", доведя типологию киндиновского героя до высшей эмоциональной точки, исчерпал ее. "Простой парень" стал мужчиной, главой семьи. Его положение в обществе изменилось. Изменения должны последовать и в других сферах: перед нами не мальчик, но муж. Зрелый человек, знающий, что такое поступок, что такое выбор, что такое боль и счастье, жизнь и смерть.

'Романс о влюбленных'
'Романс о влюбленных'

Поймет ли сам актер, что для него настал новый этап? Если поймет, то для него успех "Романса о влюбленных" станет новой точкой отсчета. Или, как сейчас принято говорить, взлетной площадкой для нового старта

Е. Максимова

Фильмографическая справка Киндинова Евгения Арсеньевича

Окончил Школу-студию имени В. И. Немировича-Данченко при MXAT им. М. Горького (1967) Снимался в фильмах:

"Каратель" (1968) - Вангелис "Снегурочка" (тв, 1969) - Мизгирь. "Городской романс" (1970) - Евгений Никитин. "Мир хижинам, война дворцам" (тв, 1970) - англичанин. "Молодые" (1971) - Алексей Николаев. "Пой песню, повт!" (1971) - русый парень. "По собственному желанию" (1973) - Константин Баташов. "Истоки" (1973) - Анатолий Иванов. "Старые стены" (1973) - Павлик. "Романс о влюбленных" (1974) - Сергей. "Моя судьба" (тв. 1974) - Борис.

предыдущая главасодержаниеследующая глава





© Злыгостев Алексей Сергеевич, подборка материалов, оцифровка, оформление, разработка ПО 2010-2016
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://istoriya-kino.ru/ "Istoriya-Kino.ru: История кинематографа"